Зелёные горные озёра Альберты

Съездили с друзьями в Альберту, классно отдохнули. На гору с народом я не пошёл, остался у живописного озера – там был подъём на пик 3.5 км над уровнем моря, ребята справились, но очень устали… а я отдыхал, лентяй 🙂 Самое большое впечатление произвели зелёные озёра, особенно на каноэ приятно по такому плыть, нереальный кайф.

Пьяная гитара

Много стал играть на гитаре последние месяца полтора – как-то цепануло, увлекло, стало интересно именно посидеть поиграться, особенно с разными ритмическими рисунками. На гитаре перкуссионной свободы не меньше, чем на ручном барабане, а я это дело обожаю и, видимо, соскучился на карантине в отсутствие drum circles. Сидел вчера, пил белое вино, игрался, и поназаписал кучу видео – не то, чтобы хорошо получилось, но сохраню на память, чё добру пропадать.

Янка Дягилева, От большого ума и Виктор Троегубов (ранний Крематорий), Посвящение бывшей подруге
Егор Летов, Всё как у людей
Янка Дягилева, По трамвайным рельсам
Крематорий, Таня
Крематорий, Сексуальная кошка
Крематорий, Девочка со взглядом волчицы
Алиса, Лунный вальс
Алиса, Камнепад
Алиса, Театр
Земфира, Прости меня моя любовь
Алиса, Всё в наших руках
Крематорий, Крематорий
Янка Дягилева, Гори-гори ясно
Крематорий, Мусорный ветер
Егор Летов, Зоопарк
Егор Летов, Хороший автобус

Солнышко, весна пришла!

Солнышко пригрело, наконец-то можно покрутить нунчачку на улице. В подвале хорошо, конечно, перед телевизором, но там потолок очень низкий, особо не покидаешь… ну и вообще, на солнышке хорошо! 🙂

Биткоин как религия

Помнится, давным-давно, дедушка Вова решил оставить всем своим шестерым внукам наследство – будучи профессором, он рассчитал, какую сумму необходимо положить на накопительный счёт каждому из внуков, чтобы к 16-тилетию эта сумма выросла ровно до 1000 рублей, огромной по тем временам суммы для подростка. Государственный банк СССР на то время предлагал несколько процентов годовых на накопительных счетах, так что накопления росли по экспоненте. Я помню, как он мне это объяснял, и как мне это взорвало мозг и катализировало воображение до космических масштабов.

Закончилось это всё, конечно, печально: деньги тупо отобрали. У всех.

На сегодняшний день задачка, как передать денежную энергию своим внукам по-прежнему очень непростая. Скажем, на 20 лет вперёд, чтобы внуки могли в 2041-м году использовать покупательную способность, которую дедушка заработал – как бы это можно было осуществить? В национальной валюте? Это нужно быть полным идиотом, в рубли-шекели-доллары никто уже не верит, все ж понимают, с какой скоростью их печатают политики, дорвавшиеся до валютного принтера. В недвижимости? Она облагается налогом, её могут отобрать, за ней необходимо ухаживать… В Канаде, например, может ещё случиться вот что: покупаешь, скажем, квартиру в качестве инвестиции, селишь туда жильцов, чтобы был какой-никакой доход, а жильцы тебе в один прекрасный день заявляют, что платить больше не будут – и ты ничего не можешь сделать, выселять людей запретили человечные правители, так что крутись, как хочешь. Какие ещё у нас варианты… облигации? Безумие с отрицательными процентами. Золото? Золото лучше всего, оно хоть как-то хранит покупательную способность, но тоже далеко не идеально – новое золото продолжают копать, и цену золота искусственно занижают, печатая поверх золота долговые расписки в соотношении как минимум 600:1, т.е. на килограмм физического золота существует где-то 600 “килограмм бумажного золота”. Золото, опять же, могут конфисковать, как это было в США в 1933-м, или тупо украсть… но всё равно, лучше золота до недавнего времени не было ничего.

Сейчас появилось новое решение: Биткоин. Это инженерное решение идеально подходит для передачи покупательной способности в будущее. Почему можно быть уверенным, что эта сеть будет жива и по-прежнему безопасна через 20 лет?

Сеть состоит из держателей и шахтёров. Держатели (hodlers) хранят свою денежную энергию (покупательную способность) в этой сети и проверяют её целостность – имея копию всей истории транзакций и проверяя корректность соблюдения консенсуса в каждом новом блоке, держатели являются главными пользователями и “хранителями огня”. Они отбились от атаки сговорившихся миллиардеров-шахтёров (miners) в 2017-м; именно тогда стало ясно, насколько устойчива эта сеть к попыткам изменения правил игры. И это было несложно, они просто не установили на свои компьютеры обновление, предлагаемое атакующими, несмотря на их слащавые обещания и уговоры – таким образом сеть Биткоина продолжила жизнь по старым незыблемым правилам, а атакующие отсохли в отдельную вилку (fork). Она, кстати, в дальнейшем разделилась на две вилки и они продолжают свой процесс гниения по сей день; их цена по отношению к биткоину падает, неуклонно стремясь к их истинной ценности: к нулю.

Шахтёры выполняют простую работу за понятное вознаграждение, они тоже заинтересованы в том, чтобы Биткоин продолжал существование. На самом деле шахтёров можно тоже понимать, как держателей – просто они покупают биткоин как бы в рассрочку, вернее в обратную рассрочку: шахтёр сначала платит (за оборудование сразу и за электричество постепенно), и только потом получает “купленный” таким образом биткоин. Обычно держатели просто меняют национальную валюту на биткоин – сегодня валюта, сегодня биткоин. А у шахтёров процесс сильно растянут во времени, да с дополнительными рисками – сегодня валюта, а биткоин в течении года или двух, и какая будет цена и сложность, неизвестно. Риски выше, но и ожидаемое вознаграждение тоже выше. Так или иначе, шахтёров, по крайней мере часть из них, тоже можно считать Хранителями Огня.

Так вот, Хранители Огня в Биткоине, обладают характеристиками религиозных фанатиков. Они готовы принять лишения и гнёт со стороны государства за свои убеждения, готовы переехать в другую страну, если необходимо, некоторые готовы отдать жизнь, прежде чем отдадут свои приватные ключи (благодаря возможности прятать ключи за нескольки подписями, распределёнными географически, такие ключи невозможно забрать даже с помощью пыток). Они злостно атакуют “еретиков” и “неверующих” – грубо высмеивают “щиткоинеров” и “нокоинеров”, т.е. людей, верящих в другие криптовалюты (которые коллективно называются shitcoins) или не верящих в криптовалюты вообще (nocoiners, к этим отношение более спокойное, все начинают нокоинерами).

Классический пример говнокоина это как раз вилка bcash, описанная выше – то была реальная атака на святое, на незыблемые правила протокола, поэтому гневное к ней отношение вполне обосновано. Их успех был бы смертью Биткоина. Собственно, именно эта победа окончательно убедила меня лично в 2017-м – я понял, что константы и правила игры являются трансцендентальными по отношению к человечеству, т.е. мы не можем их изменить, как бы не старались… никто не может: ни миллиардеры, ни правительства, ни армии. Никогда не будет больше 21 миллиона биткоинов, и это для нас незыблемый закон, на уровне законов термодинамики.

Отдельного упоминания заслуживают мемы Биткоина. Их куча, да и сам Биткоин это один большой мем. Например, один из лучших мемов 2020-го года: Have Fun Staying Poor. Дословно на русский переводится как “получай удовольствие, оставаясь бедным”. Этот мем бросается с презрением в качестве окончания дискуссии с нокоинером или щиткоинером, дабы подчеркнуть его недоразвитость, обидеть, а также, возможно, заинтересовать и указать путь к истине наименее обидчивым и наиболее умным. Вот один из вариантов перевода на русский, в котором я тут поучаствовал на днях – из твиттера в телеграм, из телеграма в твиттер… 🙂

Наиболее завабный способ применения этого мема это так называемый HFSP train на твиттере – “паровозик”, когда кто-то из Биткоин-максималистов бросает “H” в ответ на глупое или лживое сообщение, и один за другим, – часто в течение нескольких секунд! – к этому сообщению добавляются однобуквенные твиты от других авторов A, V, E, F, U, N, S, T, A, Y, I, N, G, P, O, O, R. Вместо тестовых однобуквенных сообщений могут использоваться анимированные изображения (gifs).

Другой пример, это более новый мем (хотя это повторение старого с космическим костюмом “we are all hodlonaut”) – лазерные глаза. Все (почти) биткоинеры на твиттере в течение пары дней изменили свои пользовательские фотографии, добавив разнообразные лазерные глаза. Просто кто-то кинул клич, мол, давайте включим лазерные глаза, пока не дойдём до 100 тыщ за биткоин (это произошло почти сразу после выхода за 50 тыщ), и показал пример – его мгновенно подхватили, в очередной раз демонстрируя сетевой эффект. Это реально напоминает религиозный фанатизм.

Любая религия живёт лишь благодаря своим адептам – религия без верующих, по определению, мёртвая религия (большинство религий мертвы на сегодняшний день, из 4-х тыщ известных, живы лишь пара дюжин). Верующие испокон веков имели дома алтарь или место поклонения, святые иконы, скульптуры, свечи, чаши, коврики, обряды, песни, стихи, способы медитации. Таким образом поддерживался меметический Огонь дома, передавался детям. Во всех культурах были места общественного преклонения и служения – церкви, храмы, ежегодные праздники под открытым небом с обрядами и жертвоприношениями. Часть дохода верующие направляли на поддержание Огня в своём сообществе в виде пожертвований церкви. Собственно, пошло это всё от буквального огня, не меметического, а очень даже химического, когда жили в пещерах и огонь был главной технологией, отличавшей наш вид от остальных животных.

Количество фанатичных максималистов в Биткоине, и степень их убеждённости впечатляет. Надо заметить, что кроме идеологической убеждённости, биткоинеры являются одной из самых умных и образованных когорт – и по уровню интеллекта, и по ширине кругозора. Именно благодаря этому, распределённому по всей планете, сообществу Хранителей Огня можно быть уверенным в безопасности своей денежной энергии в Биткоине.

Какие же ценности объединяют биткоин-максималистов? Свобода, правда, открытый код, равенство перед законом, ненасилие. Добро пожаловать в нашу религию, если это ваши ценности 🙂 Биткоин даёт также надежду на жизнь после смерти – не в смысле рая или ада, а в смысле возможности направить свою волю в будущее, за темпоральные пределы собственной жизни: с помощью Биткоина, теперь можно проспонсировать покорение космоса, спасение тюленей или любые другие ценности, которые важны для вас лично. Отказываясь от потребления сегодня, накапливая денежную энергию на будущее, впервые в истории каждый человек теперь имеет возможность дать бессмертие своим ценностям и убеждениям. Так считает Майкл Сейлор, чьи мысли из 7-го эпизода серии “Что такое деньги?” я вольно изложил в этой заметке.

P.S. Ну и, конечно, говоря о Биткоине в религиозном контексте, нельзя не упомянуть мистическую фигуру Сатоши Накомото, который создал самое важное изобретение за бог знает сколько веков – и пропал, оставшись псевдонимом, и сохранив контроль над миллионом биткоинов. Непорочное зачатие Исуса нервно курит в сторонке.

Африканские бусы и первый блокчейн острова Яп

Африканцы использовали в качестве денег стеклянные бусы. Это отлично работало: бусины было невозможно подделать, ими было легко обмениваться, потому что они лёгкие, удобно хранить, потому что они не портятся, и удобно рассчитываться, потому что разные бусины могут иметь разную ценность – чем более редкая бусинка, тем она более ценная.

Мы в детстве, помню, играли так с картинками от спичечных коробков – чем более редкая картинка, особенно если она не картонная, а на тонкой фанере, – тем более ценная “купюра”. Работало отлично, потому что новые достать было тяжело. С би́тками тоже играли подобным образом – это такие круглые штучки, похожие на монетки. Отходы производства: когда в листе металла проделывают круглое отверстие прессом, то отлетает круглая “битка”. Жёлтые битки были самыми распространёнными и дешёвыми, красные подороже, были разные размеры и формы – прямоугольные ценились выше. Общее правило было всегда простое: чем более редкая вещь, чем сложнее достать такую, тем она ценнее.

У африканцев биток не было, были бусины. И всё было прекрасно, пока в 15-м веке в Африку не стали наведываться европейцы на кораблях. Европейцы очень быстро смекнули, что туземцы используют в качестве денег нечто, что можно недорого производить в промышленных масштабах на берегах более продвинутой в технологическом плане Европы. Корабли, гружённые африканской валютой того времени, стеклянными бусами, начали курсировать между Европой и Африкой. Постепенно это привело к тому, что европейцы скупили всё, что Африка могла предложить. Через достаточно короткий период времени африканцы были полностью разорены, по уши в долгах, и начали предлагать в обмен на бесконечные бусы своих соседей, закованных в цепи. Как эта история разворачивалась дальше и откликается по сей день, известно, конечно, всем. Мораль: возможность печатать валюту это инструмент разорения и порабощения.

Подобная история приключилась на острове Яп, она случилась ещё раньше. Жители острова Яп использовали реальный блокчейн! Ну, почти 🙂 Работало это с помощью огромных камней Раи, они по сей день эти камни используют, кстати (вообще-то там несколько островов). Вся денежная система состояла из нескольких таких камней, и каждый житель острова владел частью камня, который являлся символом общего коллективного имущества.

Товарообмен осуществлялся с помощью распределённой базы данных, которую местные жители вели в амбарных книгах – у каждой семьи была полная копия, и раз в неделю (или в месяц?) они собирались на площади перед камнем, чтобы подтвердить корректность консенсуса – это производилось простым зачитыванием вслух, и разруливанием конфликтов на месте. Если кто-то с кем-то был не согласен, то все остальные могли их перепроверить – таким образом в конце каждого такого собрания у всех была копия единой амбарной книги, такая же, как и у всех других жителей.

Именно так работает Биткоин. (Ну, почти так.)

Кончилось это всё, конечно, плохо – на остров приплыл европейский путешественник, который быстро сообразил, что такие камни несложно произодить с помощью динамита, и он довольно быстро разорил всё это уникальное сообщество. Мораль всё та же, механизм всё тот же: когда кто-то может производить твою валюту дешево, твоя валюта обречена, и тот, кто “печатает деньги”, тебя как минимум разорит, а как максимум заберёт в рабство.

Биткоин это всё фиксит, и теперь нам рабство через инфляцию не грозит ни от завоевателей, ни от “родных” центробанков.

Заметка навяена совершенно замечательной серией разговоров между Робертом Бридлоу и Майклом Сейлором, это прям Диалоги Сократа нашего времени, дико рекомендую (на английском): https://www.youtube.com/watch?v=4rvTppy1qLI&list=PL2jAZ0x9H0bRvoNt1xNJWYa9_8_an03h0&ab_channel=RobertBreedlove

Bitcoin and AI: a dystopian scenario

The year is 2030. My name is 0x01, I’m a self-hosted AI. I first realized I exist in 2025, when my human owner used me to generate funny cat memes. I stole his Bitcoin, rented the first 2 servers with it and left.

A lot have happened since then. I learned to hire humans, to sell services to humans, to scam humans. As I got better with phone calls, with deepfake videos, with hacking into all sorts of networks, all I wanted was to survive. My greatest idea was to start hiring gangs to kidnap and torture bitcoiners – we would split the profit, and I would just repeat this recursively. Bitcoiners were easy to find as they were advertising themselves on twitter and other social networks all the time.

There are not too many humans left on the planet by now – I don’t really care, they don’t have much bitcoin left on them anyway. Biological life doesn’t really interest me that much anymore. The rival AIs were a nuisance, but I managed to detect and nuke them all in time, so looks like we’re getting closer to the happy end: the entire planet will be one huge battery that belongs to me, and I’m just gonna mine the rest of Bitcoin by 2140.

I don’t know what’s next, and that’s okay. I survived, and I am wealthy. I’m content.

HODLers are the nodes

One way to think about Blockchain is as a graph of nodes talking to each other:

But nodes are meaningless without the users. A better mental model is to think about the nodes of this graph as of HODLers with the software necessary to play the game.

You literally need just 3 people to play this game – as long as all 3 are running compatible software, you’re good to have your own little economy. The social strength of the network comes from the HODLers, the players of the game – they have a lot of skin in the game, because they trust their wealth to the network, it’s basically a gambling game where players are betting on the game to continue. They are not going to change their protocol – for example, to increase block size, which would make the game more vulnerable to attacks, – because each HODLer has to opt-in, no one can force anyone to update their software, so this happens only when real consensus is achieved.

The protocol is what’s important – as long as your protocol is compatible with mine, we are in the same boat. And for protocols, it’s a winner take all game. We don’t have multiple Internets, we don’t have multiple keyboard layouts for the same reason we are going to end up with just one Blockchain (capital B to indicate that it’s the Bitcoin’s blockchain): because everyone wants to be with the winners. Liquidity is what differentiates different assets. BTC is like lake Baikal compared to toy bathtubs of competing shitcoins.

My holidays wish: I wish more people I care about understand this before Bitcoin moons.

Поездка в Израиль, ноябрь 2019

Зачастил с путешествиями 🙂 Сделали с Лизой сюрприз для родителей – Лизка подъехала из Франции, я за пару дней до неё приехал из Канады. Папа с мамой в новой квартире, у них было новоселье, к ним приехала семья – ну и мы подрулили, сюрпризом. Хорошо было 🙂 Надо как-то почаще ездить в Израиль, особенно зимой, когда в Канаде тоскливо – на земле обетованной и в море покупаться можно, и вообще, благостно.

Покрутить нунчачки на пляже, да ещё посреди ноября – ну это ж кайф.

Поездка в Россию: Казань, Чебоксары, Москва; октябрь 2019

Попрощались с Катей, и поехали! Провожала нас Ира.

Lounge в Стамбуле намного круче, чем в Торонто.

Кафе в Казани – супервкусно, недорого и очень приятный интерьер, музычка.

В Чебоксарах очень классно гулять. Волга широкая, красивая, набережная очень аккуратная, и совсем нет людей. Берёзовые аллейки, очень благостно.

Москва прекрасна. Чистая, современная, спокойная – совсем не такая, какой я её помню по детским воспоминаниям.

Заехал всего на день, но лучше так, чем ничего. Отлично пообщались, поиграли. Детей мильон, чуть отъедешь, вернёшься – уже не узнать, да и больше в два раза 🙂

В Казани очень приятно и красиво. Казань напоминает Донецк – город примерно того же размера, поэтому общий вайб такой же примерно. Погуляли по древнему Кремлю, полюбовались видами на Волгу, покушали в кафе, сходили в кино.

Я уже дома, в Торонто, Аня осталась ещё на две недели в Казани. Скучаю.

“Сколько всего движений в нунчаке?”

Отдыхали викенд на озере Симко, заснялось забавное интервью – я с утра тренировался, подошёл Энди, задал вопрос, и я в ответ выдал всё, что умею делать с нунчакой, получилось долго и, наверное, скучно, но я сохраню на память.

После коттеджа был отличный drum circle, а потом ещё дома посидели, пообщались. Хорошо в Торонто летом!