Поломал ногу

Поездки, которая состоялась 9-го декабря 2015 года, ждал с нетерпением. Поехали на Кубу, в компании с инструктором, с тем же парнем, с которым уже отлично съездили в Северную Каролину. Я уже был на Кубе, в прошлый раз поездка странная тоже была, когда я потерял bar. Едой и развлечениями тот отель покруче был, в этот раз совсем бедненько.

Ну да мы не за тем ехали, нам главное, чтоб была мелкая, теплая, достаточно плоская вода, и ровный, в меру сильный, и дующий в правильную сторону ветер. Этого было в достатке. Первый день, правда, был безветренный, но потом подуло.

На третий день отдыха я сломал ногу. Это случилось часа в 2 дня, я к тому времени уже провел 4, а то и 5 часов на воде, после лёгкого завтрака – утренняя яичница с соком папайи это единственное, что мне понравилось в столовой, ну, может, кроме курочки, которую я всегда люблю. Ветер был непостоянный, и достаточно слабый – какое-то время я поигрался со своим 14-метровым журавлём, потом были 19, 15, и 14.5. Этот 14.5 я запускал с помощью инструктора, вот на этом пляжике:

Журавль, вместо того, чтобы пойти вверх, пошёл у меня в подветренную сторону, его закрутило, меня потащило, и стукнуло о порог между уровнями. Это дюна называется, если я верно понимаю. Стукнуло дважды, только после второго раза, уже, к счастью, намного менее сильного, я сбросил аварийный замок (emergency release). Было больно, я посмотрел на ногу, кожа, к счастью, была не повреждена, только форму имела неестественно волнистую, где обычно видна планка голени, или большеберцовой кости. Мыслей куда-то идти или ползти не было, нога себя хоть более-менее терпимо ощущала только в положении на боку, которое я, не задумываясь, принял. Заняться было нечем, решил покричать знакомые маты на известных мне языках, чтобы скоротать время. Андрей помог раздеться, я остался в мокрых плавках, дрожащий во влажном песке.

Было очень обидно. И жалко. Сильное такое чувство утраты, чувство утери чего-то такого очень ценного, возможно даже невосполнимого. Очень ругал себя. Потому что сам виноват, безусловно. Я уже устал к этому времени, и просто расслабился, видимо, не уделил необходимого внимания простым правилам безопасности, не приложил требуемого ментального усилия. Идиот! Дебил! Ёперный телевизор!

Если бы меня попросили представить до этого случая, насколько болезненно сломать эту кость – которую просто долбануть случайно это дико больно, а тут сломать! – то я бы представил себе совершенно невыносимую, острую боль, от которой помутняется сознание и, скорее, всего, человек даже уходит в полное беспамятство от болевого шока. На самом деле боль не такая резкая, сознание у меня особо не помутнялось, просто очень хреново как бы, но обмороком не отмажешься.

Потом четыре парня, переложив на пластиковый лежак, отнесли меня в медпункт. Там я получил укол какого-то лёгкого обезбаливающего в попу, и добрый доктор привязал мне к ноге дощечку бинтиками. Девушки очень трогательно держали за руки, меня накрыли одеялом, но я всё равно дрожал, и еще судорога хватала иногда, очень неприятно – это от истощения, я уже вычислил. Я когда в фрисби часа 3-4 поиграю, пропотею хорошо, то тоже потом судороги хватали, во время йоги особенно в некоторых позах. А помогает соль – еще лучше, надо думать, электролиты, но я еще не до конца разобрался с этим вопросом; солёная рыбка вполне решает.

Затем мы с Аней и медсестрой поехали в больницу в соседнем городе. Сам отель расположен в местечке Санта Люсия, там живёт, может, человек 200-300 по словам одного из работников отеля. Мы даже на местную дискотеку сходить успели, мне очень понравилось, только никому больше не понравилось, и мы свернулись и ушли домой через 5 минут после того, как пришли, чему я был не рад. Это было в ночь накануне, у меня еще было 2 ноги на тот момент, и они обе хотели танцевать среди бодрых жителей южного острова свободы.

Город Камогуэй излучает угасающее свечение энергии совка, преломлённое через призму южного климата. Советские машины среди велосипедов и лошадей, дома, напоминающие о детстве своими наивными и милыми архитектурными решениями – поросшие вьющимися растениями, зачастую с картонками вместо стёкол на окнах, усыпанные многолетней пылью, той особой пылью, которой насыщен город любой жаркой страны. Троллейбусы, монументы и изображения Че Гевары среди пальмовых деревьев и пасущихся коз.

Больница тоже с чётким привкусом советской поликлиники. Приятный интерн Джобани очень помог с английским, всё быстро оформили, сделали рентген, кардиограмму, – наверное, делаете много силовых упражнений? кардиограмма словно вы сейчас в спа отдыхаете! – анализ крови. До последнего момента не был уверен, что кость сломана – всё надеялся, что обойдётся ушибом или вывихом, и можно будет скоро вернуться в отель и продолжить занятия на воде. Снимок всё прояснил:

Наложили гипс. Большой, тяжёлый, на всю ногу. Снизу слошной, торчат только пальцы, затем, начиная с колена, передняя часть мягкая, а жёсткий гипс только сзади.

В больнице мы пролежали одну ночь. Дали отдельную палату, там было две кровати, и больше никого, очень комфортно в этом плане. Потом было много разбирательств со страховкой, представителями авиакомпании, с медработниками – я в этом не принимал участия, меня освободили, к счастью, от всяких обязанностей, поэтому я фокусировался в основном на дыхании и чтении.

Из больницы вернулись на пару ночей в отель. Ехать 2 часа в машине, на заднем сидении приходилось полусидеть-полулежать бочком, потому что нога не гнётся. Неудобно, конечно, но оно в любой позе неудобно с этим гипсом. Из отеля назад в больницу, там еще 2 ночи, уже в другой палате, тоже отдельная комната с двумя койками. Из больницы, в субботу, ровно через неделю после перелома, наконец-то нас увезли на машине скорой помощи в аэропорт, погрузили на маленький реактивный самолёт скорой помощи, на котором мы долетели до Торонто за 3 часа – обычный коммерческий рейс длится 4 часа, эти частные медицинские самолётики очень шустрые.

Медсестра Мишель рассказала о случае, который случился за несколько дней до нашего перелёта. Они забирали парня из Австралии. Он опытный кайтсёрфер, сам из Штатов, но жил в Австралии, занимался там кайтсёрфингом каждый викенд на протяжени долгого времени. Его подняло над водой и пронесло не менее 50 метров прежде чем размазать о стену дома на берегу, на уровне второго этажа. Переломанный таз, разбитая грудная клетка, серьёзная травма головного мозга.

Из аэропорта на скорой до гопиталя Св. Майкла. Там мне разрезали гипс, чтобы посмотреть, что там внутри – и потом разорванный гипс просто примяли так руками и обмотали бинтом на ночь. Рентген тоже сделали новый. На следующий день прооперировали – вставили спицу от колена до стопы по центру сломанной кости, под общим наркозом. Очень хотел поймать момент засыпания на общем наркозе, но не удалось – сначала лежишь на операционном столе в полном сознании, следишь за происходящим, и потом следующее, что происходит, это ты просыпаешься после операции. И к тебе приходит боль – очень похожие ощущения на то, что было непосредственно после удара за неделю до этого.

Помучаться долго не дают, через капельницу, которая в вене сидит еще с утра, вводят 140 мл морфия. Эффект очень сильный, боль становится тупой и неважной, появляется опьянение, похожее на алкогольное. От дрожи – я снова трясся от холода, потому что в операционной лежал голый, а там очень прохладно, плюс я не ел часов 20, так что дрожал сильно, – почти мгновенно помогли тёплые, именно специально нагретые, тяжёлые одеяла, которыми меня укрыла медсестра. Стало очень хорошо.

После ещё двух ночей в госпитале, мне дали костыли, и я уехал домой, по пути забрав на работе лептоп – теперь у меня дома два компьютера, за одним я могу сидеть, а на втором работаю прямо в кровати. Ходить особо не хочется, кровь приливает к стопе, она распухшая и это очень больно, так что я в основном лежу, восстанавливаюсь. От болеутоляющего подглючивает – не так уже, как от морфия в больнице, но тоже крепко, так что программировать довольно сложно. Отдыхаю, короче, жду 4-го января – это будет через 2 недели, я поеду в госпиталь, где мне снимут скобки. После этого, надеюсь, я уже смогу ходить без боли и костылей.

Дома хорошо 🙂 Вообще в этом непростом мире я очень хорошо устроился, не перестаю радоваться этому. Перелёт на частном самолёте обошёлся тысяч в сто долларов, но мне за всё время пришлось заплатить что-то вроде 20 баксов за размягчитель стула, который единственный не покрывается страховкой.

Открытым остается вопрос, можно ли меня уже считать киборгом – с одной стороны, во мне уже есть металлические элементы, но с другой стороны это еще совсем не кибернетика, от которой “киб” в “киборге”.

Берегите кости, они важны.

Comments

comments

2 Replies to “Поломал ногу”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *